Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 




15 ноября 2012 года, в 155-ю годовщину со дня рождения генерала Алексеева и в 95-ю годовщину со дня организации на Дону Добровольческой армии, в храме св. Анастасии Узорешительницы установлен и освящен киот в память генерала Алексеева и чинов всех Алексеевских частей.

12 апреля 2013 года, накануне 95-летия со дня гибели генерала Корнилова, был освящен второй киот, в память Корниловцев. 

О киотах и иконах новомучеников, которые поместили в них, рассказывает настоятель храма протоиерей Александр Степанов.

Протоиерей Александр Степанов

Отец Александр, в нашем храме есть несколько икон новомучеников. Ну вот известная история о том, что мы узнали при освящении храма, что в антиминс заложены частицы мощей священномученика Иоанна Поммера, и у нас есть икона. Но мне бы сегодня хотелось поговорить о двух иконах, которые при входе в храм стоят слева в двух таких красивых киотах, которые нам подарил мемориально-просветительский и историко-культурный центр «Белое дело» в память о белогвардейских полках. На иконе три святителя, можно так сказать, но только конечно не древних времен, а современных. И на другой иконе святые преподобномученицы Елизавета и Варвара. Нашего времени мученики. Расскажите, пожалуйста, об этих иконах, как они появились? Сначала иконы появились, потом киоты, или наоборот решили, что раз киоты посвящены XX веку, то и иконы написать со святыми XX века?

— Нет, появились сначала иконы. Была идея написать иконы новомучеников как-то нам специально близких и связанных с нами. Понятно, что вот эти три святителя это патриарх Тихон, который был в этом доме и бывал неоднократно, и в этом храме наверняка служил, потому что он в течение, по-моему, пяти лет был ярославским архиереем. И два петербургских святителя — это Вениамин Петроградский и Серафим Чичагов Ленинградский. Оба расстреляны. Так что это как бы наши такие действительно три святителя, для нашего храма очень значимые, близкие.

Конечно, здесь можно было бы иметь икону и, например, Агафангела Преображенского, который был тоже последним ярославским архиереем еще того времени, тоже прославлен как священномученик или, по крайней мере, как священноисповедник. Но уж слишком много не поместишь, у нас уже больше места просто в храме нет. Хотя мне бы его хотелось, личность его мне очень как-то симпатична.

Да, очень интересная передача же, по-моему, про него на радио

— Да мы делали (я делал) о владыке Агафангеле. А вторая икона (это преподобномученица Елизавета и инокиня Варвара) связана с тем, что у нас есть Сестричество, оно действует в больницах. И там у нас всегда такой переездной временный храм. К сожалению, получается, что все больницы закрываются в центре города. Надеюсь, что Максимилиановская надолго останется. И это всегда храм в честь святой преподобномученицы Елизаветы Федоровны. Инокиня Варвара, понятно, что она пострадала вместе. Но, кроме того, нам еще были даны частицы мощей и той и другой из Иерусалима из монастыря Марии Магдалины. Прислали в таких капсулах частицы. И под эти частицы, собственно, писали иконы, ну и как бы эта икона тоже отражает деятельность наших сестер.

В икону вставлены?

— Вставлены, да. У нас собственно одну частицу самой Елизаветы Федоровны мы разделили на две части. Одна у нас в аналойной иконе в самом храме больничном, а другая, крошечная совсем частица, там вообще, конечно, дали очень маленькую, это такая пылинка почти, мы вложили в икону с киотом.

Как раз уже иконы были заказаны, доски уже существовали, и в этот момент нам подарили киоты. И получилось, что киоты уже готовы, и тут уже все готово, и одно с другим не очень у нас сошлось. Иконы надо было бы под эти киоты писать большего размера, но уже поскольку они были по крайней мере наполовину написаны, одна может полностью написана, другая в работе была, и доски, ну вот что делать, уже и деньги уплачены. Мы придумали там сделать такие бархатные драпировки. И так, кажется, все уже к этому привыкли, и наверное никто не обращает внимания, что иконы довольно заметно меньше, чем окна в киотах. Уже и короче. Как могли, так из положения выходили, скажем так.

А кто писал эти иконы?

— Иконы эти мы заказывали матушке Юлии Большаковой, супруге отца Льва. Она писала нам основные иконы в иконостасе все: весь местный ряд и маленькие Деисус наверху и Тайную вечерю, вот эти в иконостасе основные иконы. Праздники писал Виктор Бендеров. Поэтому логично было дать ей и эти иконы, и тоже в киотах две иконы того же Иоанна Поммера она написала и икона Спаса Нерукотворного в другом большом киоте.

И Алексия Южинского тоже она написала?

— Да и Алексия Южинского, и Алексия Мечева тоже она писала. А вот Иоанна Кронштадтского писала другая иконописица — Маша Родина. А эти две тоже писала Юля. Иконы хорошие. Она прекрасно пишет. А иконостас вообще был бесплатно абсолютно, она нам сделала все, это больших денег стоило.

Спасибо, отец Александр. Теперь наши прихожане, надеюсь, будут и такую историю тоже знать, потому что это важно. Интересно как появился крест Белой армии в нашем храме, интересны другие какие-то наши истории по созданию храма. Так что будем надеяться, что и дальше вы нам расскажете, как обустраивался наш храм.

Беседовала Екатерина Степанова.
Расшифровка аудио – Ольга Стеклова.
Фото – Екатерина Степанова.

Икона свв. прпмцц. вел. кн. Елисаветы и инокини Варвары в киоте памяти генерала Алексеева и всех чинов алексеевских частейИкона свв. прпмцц. вел. кн. Елисаветы и инокини Варвары
Икона свтт. Тихона, Вениамина и Серафима в киоте памяти чинов Корниловской ударной дивизии и Е. Э. МесснераИкона свтт. Тихона, Вениамина и Серафима
Киоты памятиКиоты памяти








































Все статьи автора



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить