Житие святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, составленное святителем Димитрием Ростовским

Anastasiya Ikona Vizantiya nach XV veka Ermitazh intro


CТРАДАНИЕ СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ АНАСТАСИИ УЗОРЕШИТЕЛЬНИЦЫ, ХРИСОГОНА учителя ея, ФЕОДОТИИ
и других с нею пострадавших.

Память 4 января — 22 декабря по старому стилю

С вятая Анастасия родилась в знаменитом городе Риме. Она отличалась своим благородством, душевною и телесною красотою, благим нравом и кротостью. Отец ея, по имени Претекстат, был сенатором и исповедывал эллинскую языческую веру. А мать ея, именем Фавста, веровала во Христа. В девическом возрасте Анастасия была поручена своею матерью для обучения одному достойному мужу, известному своею ученостию, а еще более своим благочестием. Его звали Хрисогоном. Он был христианином, хорошо знал Божественное учение Христа, и впоследствии стал мучеником. От этого святаго мужа Анастасия научилась не одной только грамоте; она научилась также познавать Того, Кто есть начало всему видимому и невидимому, цель всех сердечных благочестивых желаний, Единый истинный Бог Создатель и Совершитель всего.

И стала она прилежно читать христианския книги, поучаясь в законе Господнем день и ночь и утверждая свое сердце в любви к Богу. Когда Анастасия закончила свое учение у Хрисогона её негласно стали прославлять, как мудрую и прекрасную, деву. Между тем, отошла от этой жизни блаженная мать Анастасии, Фавста. Отец же святой против ея желания выдал её за некоего Помплия, происходившаго также из сенаторскаго рода и исповедавшаго эллинскую веру; и была Анастасия отведена в дом к жениху, верная к неверному, агница Христова к волку. Но Бог, к Которому возносились ея рыдания, пред Которым она молилась день и ночь, сохранил ее. Святая не лишилась своего девства, и нечистый муж не осквернил ея чистаго тела. Анастасия притворилась, что у нея постоянная и неисцелимая женская болезнь, и говорила, что не может быть женою своему мужу. Иногда, муж насильно, борьбой, хотел добиться от нея удовлетворения своей похоти; но Анастасия, с невидимою помощию ангела-хранителя, вырывалась из его рук, — и так осталась она непорочною девою.