Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 




Виктор Бендеров проводит занятия по рисованиюЯ веду в колонии изостудию. То, что ребята начинают делать, это, конечно, удивительно и для них самих, и для всех. Действительно, такого контраста обжигающего нигде не встретишь, кроме как в этом экзотическом месте, в этой изостудии в колонии. Говорят, что дети там бывают печальны – это очень мягко сказано. Они просто раздавлены ситуацией, которая там существует. Поэтому наша позиция такая. Мы не говорим о покаянии, хотя понятно, что мы к этому ведем. Но само-то слово, там, в этой среде, обрастает совершенно другими ассоциациями, поэтому хочется больше говорить о красоте мира, созданного Богом, о красоте призвания человека. И в этом смысле живопись, конечно, это огромная сила и по-настоящему дает совершенно свежее, новое для них видение мира.

Общение с цветом, с живописью, конечно, необычно для этих детей. При всем при том, что оно, в основном, для них не пригодится никогда и нигде, это не какое-то практические занятие. Но на самом деле, на мой взгляд, это в каком-то смысле полигон для того, чтобы немножко разогреть душу для молитвы. Вот такой образ, например, грузовика замерзшего на морозе, у которого мотор никак не может включиться, пока его ручкой не начать заводить. И то, что мы делаем в студии, это примерно на это похоже.

Эти картинки, может быть, даже не самое интересное. Самое интересное – смотреть на них, когда это проходит через них, эта красота, которую им удается создать. Эта красота даже отражается на их лицах – они просто процветают как лики, эти лица детей, которые в своей жизни ничего по-настоящему хорошего не видели. И они уже в состоянии обреченности, и готовы в таком состоянии жить всю оставшуюся жизнь. И вдруг они видят, что с их помощью создается нечто прекрасное. Конечно, я в этом смысле вкушаю самые первые плоды вот этой радости, которую вижу в них. Это самая драгоценная картинка.

Kolpino izostudiya4 introХотя и их картины тоже иногда получаются очень интересные. Это сочетание и неумения детского, и налета специфики тюремной. Но вместе с тем это, конечно, очень чистые и неповторимые произведения, которые, как мне кажется, нигде в других условиях невозможно создать. Они дети – мы их так условно называем, а по-настоящему они, конечно, уже старшие подростки, но вместе с тем в них сочетание какой-то искренности, чистоты детской – при том, что они, конечно, вне себя этой чистоты мало видят. Но внутри они ее сохраняют каким-то образом. И когда у них есть такая возможность эту чистоту раскрыть, то, конечно, это для них и открытие самого себя, и мира. И это свидетельство, может быть, самое глубокое – что он внутри себя чувствует, что он создан по образу Божию, по образу Бога-Творца. И эти трогательные и очень важные состояния, которые ребенок может таким образом пережить, мне кажется, они могут быть опорой для молитвы. Что, по-моему, и происходит часто.

В этом смысле это просто драгоценно, что мы можем себе позволить такую роскошь. Я им всегда говорю, что мы можем с вами рисовать в храме – а это, действительно, очень редко, когда возможно. У нас там трапезная. Это такое помещение, которое условно отделено от пространства храма. Но тем не менее мы видим и иконостас, и иконы, все это окружает нас. Перед началом нашего рисования мы обязательно молимся, читаем «Царю Небесный», потом коротко беседуем в самом начале – чтобы они из своей обычной среды вышли, из этой обыденности в пространство творчества. Обычно мы не обременяем их какими-то особенными разговорами, просто стараемся порисовать вместе, дать им побыть наедине с собой, наедине с этими иконами, которые их там окружают.

Kolpino2 introУ них особенно свободного времени нет. Но приходят они с удовольствием. Даже своего рода конкурс существует, чтобы ходить в студию. Это обычно происходит во время школы, школьных занятий. Но школа согласна с тем, чтобы они ходили к нам. И они, конечно, просто рвутся на эти занятия. Мы, к сожалению, не можем принять всех желающих туда. И критерий это просто скорее тяга к личному общению. Потому что рисование – это, конечно, роскошь для нас. А вообще они реально готовы чем угодно заниматься – хоть вязанием на спицах, хоть обучением башкирскому языку. Чем хотите, занимайтесь – лишь бы на них посмотрели как на нормального человека. А если посмотрят с любовью – это для них вообще незабываемо. Поэтому я очень благодарен батюшке за то, что он никак нас не воздвигал на какое-то определенное количество детей. Мы запросили десять человек – он сказал: хорошо, пусть будет десять, не больше. И это, действительно, дает возможность создать такую камерную обстановку, когда мы можем таким семейным кругом побыть, поработать, потом попить чаю, побеседовать. А если детей больше, то уже получается совсем другое. Лекция, урок может быть, но это уже не то качество общения. 

Виктор Бендеров,
руководитель изостудии в Колпинской воспитательной колонии для несоврешеннолетних

По материалам программы «Служение. Тюремное служение. Колония для несовершеннолетних в КолпиноТюремное служение. Колония для несовершеннолетних в Колпино» на радио «Град Петров»

Фото: Станислав Марченко и Братство святой Анастасии

ИзостудияИзостудияИзостудияИзостудияИзостудияИзостудия


























Добавить комментарий


Защитный код
Обновить