История благотворительности

Благотворительность и медицина в Византии

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Drevnie med in-ti intro

В статье рассматривается специфика византийского идеала благотворительности и его влияние на развитие медицины. Статья написана на материале исследований современных российских и зарубежных ученых. Особое внимание уделяется некоторым правовым аспектам византийской благотворительности.

Автор статьи — иерей Игорь Иванов, кандидат философских наук, доцент Санкт-Петербургской духовной академии, клирик храма Преображения Господня в Лесном (СПб).

 

Благотворительность и медицина в Византии

В своем классическом труде «История византийского государства» выдающийся византинист ХХ века Г. А. Острогорский формулирует основу византийской культурной парадигмы: «Римская политическая концепция, греческая культура и христианская вера – вот три главных составляющих, которые определили развитие Византии. Без них жизненный путь Византии был бы невозможен. Проникновение эллинской культуры и христианской религии в лоно Римской империи дало возможность возникнуть такому историческому явлению как Византийская империя. Это соединение оказалось возможным благодаря все возраставшим деловым контактам Римской империи с Востоком, с необходимостью вытекавшим из кризиса в III веке. Первым видимым выражением этого явления было признание христианства и основание новой столицы на Босфоре. Оба эти события – победа христианства и перенос политического центра империи на эллинизированный Восток – отмечают начало Византийского периода. Таким образом, история Византии – это новая фаза Римской истории, также как и византийское государство является лишь продолжением прежней Римской империи» [7, c. 25].

На протяжении всего существования Византии римские законы всегда оставались основой законности и права, а греческая мысль – основой интеллектуальной жизни страны. Греческие наука и философия, историки и поэты были образцами для подражания среди наиболее образованных византийцев. Сама церковь использовала интеллектуальные достижения и труды языческих философов для большей внятности проповеди христианского учения. Такое прочное усвоение классических достижений стало особым источником силы Византийской империи. Укоренившись в греческой традиции, Византия в течение тысячелетия была крайне важным оплотом культуры и науки, а утвердившись в римской концепции государственности, Византийская империя заняла преимущественное положение в средневековом мире. Византийское государство обладало уникальной административной машиной, высококвалифицированной и хорошо отлаженной системой городского хозяйства. Ее военная техника – самая высокая по техническому уровню того времени. У нее были отличные законы, высокоразвитая экономическая и финансовая системы, громадное благосостояние. Обращение золотых монет стало в ней стержнем государственной экономики. По всем этим признакам Византия кардинально отличалась от других государств поздней античности и раннего средневековья с их натуральной экономикой. Особенно же эллинистический идеал филантропии, усиленный христианской заповедью о любви к ближнему, сказывался в области медицины. В Византии, в эпоху первого христианского государства, мы видим не только продолжение эллинской медицины, но и ее усовершенствование. Здесь применяется высокоразвитая фармакология, излечиваются инфекционные заболевания, совершаются операции самого разного вида. Но самым большим достижением этого времени было применение медицины в широком общественном спектре: в соответствии с христианским идеалом попечения о нуждающихся создаются приюты для сирот и вдов, госпитали для бездомных и нищих, больницы для прокаженных и немощных:

nosocomium – для больных;

brephotrophium – для подкидышей;

orphanotrophium – для сирот;

ptochium – для неимущих и немощных;

gerontochium – для стариков;

xenodochium – для бедных и больных паломников.

Только за годы правления императора Константина (306–337) в Новом Риме было построено 30 дворцов и храмов, более 4 тыс. зданий для знати, два театра, цирк, ипподром, более 150 бань и 8 акведуков. В период с 325 по 843 гг. в Константинополе было 164 филантропических учреждения: 59 странноприимных домов, 49 больниц, 22 приюта для неимущих, 10 домов для престарелых, 8 бань и зернохранилищ, 7 родильных домов, 6 лепрозориев, 2 детских дома и 1 дом для слепых[8, c. 622]. В латинском тексте жития св. Пульхерии, сестры императора Феодосия II, говорится, что «она построила много домов для странников и бедняков» (Acta Sanctorum, XLIII). Самих же монашеских общин одно время было в Константинополе и предместьях 345. Интересна история одного из старейших приютов для сирот в Константинополе, основанного св. Зотиком Сиропитателем. Наиболее раннее упоминание о Зотике относится к 472 г. – это распоряжение византийского императора Льва I о даровании особых прав и привилегий благотворительным учреждениям, в т. ч. и детскому дому (orphanotropheion) св. Зотика Сиропитателя [5, c. 52]. Как отмечает Т. С. Миллер, сведения о жизни Зотика дошли до нас благодаря «Похвальному слову» Константина Акрополита (в рукописи XIV в.), которое восходит к утраченному житию XI в. [4, c. 339]. Согласно этому тексту, Зотик принадлежал к числу вельмож, призванных императором Константином I Великим из Рима в основанный им Константинополь. Позже, поняв, что мирская суета и почести его не привлекают, Зотик принял сан священника. Когда в городе началась эпидемия проказы, император, чтобы пресечь ее дальнейшее распространение, повелел утопить всех зараженных в море. Зотик же решил спасти больных. Он явился к императору и попросил у того средств на приобретение драгоценных камней для государственной казны. Получив деньги, он отправился на берег моря, выкупил у палачей больных и переправил их на другой берег Золотого Рога на холм Элеонес. После кончины Константина I на престол взошел его сын Констанций II (337), он был еретиком-арианином и не любил Зотика Сиропитателя, однако не решался открыто обвинить его в распространении проказы. Дочь Констанция оказалась в числе больных и должна была быть казнена, однако Зотик спас ее в числе прочих, поселив на Элеонесе. Вскоре вгороде начался голод, в котором обвинили Зотика. Констанций повелел схватить его, однако Зотик сам пришел во дворец. Император потребовал от Зотика отчет о потраченных государственных средствах, и Зотик предложил показать ему приобретенные драгоценности. Он привел Констанция туда, где собрал всех больных, и, выведя их из укрытий, указал на них со словами, что это и есть те самые драгоценности, приобретенные с великим трудом. В гневе император распорядился привязать Зотика к диким ослам и пустить их в поле. Когда мученик предал дух Господу, ослы человеческим голосом обличили жестокость императора, а на месте гибели святого забил источник с целебной водой. Увидев эти чудеса, Констанций раскаялся, приказал похоронить Зотика с почестями и построить на государственные средства приют для больных.

Делами широкой благотворительности известны были патриарх Константинопольский Тарасий и Симеон Новый Богослов. Патриарх Тарасий (730–806) вел суровую аскетическую жизнь и всё свое имение тратил на богоугодные дела, питая и покоя стариков, нищих, сирот и вдов, а на Пасху устраивал для них трапезу, на которой сам прислуживал. Про Симеона Нового Богослова известно, что, когда в конце X в. он прибыл в Студийский монастырь, за неимением свободной кельи он был размещен в странноприимнице, которая имелась в каждом монастыре. Позднее, будучи назначен игуменом пришедшего в упадок монастыря св. Мамонта, Симеон Новый Богослов сделал из него центр благотворительности, которая была настолько широкой, что некоторые чиновники подозревали его в растрате средств. Восточная Римская империя имела явный приоритет по отношению к Западу в изучении медицины. Университет Константинополя, основанный императором Феодосием II в 425 г. (Pandidakterion), был первым университетом в мире (первый западный Болонский университет появился лишь в 1088 г.), и включал три факультета: медицины, философии и права. Пандидактерион располагался в здании дома сената – Magnaura. Кроме того, крупнейшим центром науки была Александрия. Она славилась своей медицинской школой, которая функционировала и после завоевания ее арабами (до начала VIII в.). Например, врач-христианин Аэций из Амиды учился в Александрии, затем служил начальником императорской свиты и врачом при дворе Юстиниана. Он написал руководство по медицине Tetrabiblos (Четверокнижие) в 16 книгах, которое, по сути, является компиляцией трудов Орибасия, Галена, Сорана и других авторов, а также содержит рецепты египетской и эфиопской медицины, охватывая, таким образом, почти всю практическую медицину региона Средиземноморья того времени. В первой половине VII в. врачами Иоанном Александрийским и Стефаном Александрийским были составлены комментарии к Гиппократу и Галену. В Александрии получил медицинское образование Павел Эгинский, составивший руководство по хирургии. Известным современником Аэция был Александр Целитель из Тралл, сын врача. 12-томный труд Александра о внутренних болезнях и их лечении пользовался популярностью на протяжении всего средневековья. Он был переведен на латинский, сирийский, арабский и еврейский языки и стал широко известен как на Западе, так и на Востоке.

Важные медицинские центры были в таких крупных городах, как Фессалоники и Никея. К XII в. медицинские учреждения имели достаточно кадров, чтобы обеспечить лечение в больницах и на дому. К услугам благотворительной медицины прибегали не только неимущие слои населения, но и средний класс, и даже аристократы, что говорит о высоком уровне лечения в благотворительных медицинских заведениях [5, c. 4]. Образцом для больниц столицы стала больница-приют св. Василия Великого в Кесарии Каппадокийской, основанная в 370 г. Это был приют, с отдельным изолированным помещением для прокаженных, помещениями для престарелых, детей-сирот, и для больных, которых лечили врачи. Что касается Константинополя, там вплоть до XIV в. сохранилось множество благотворительных учреждений. Так, русский инок Стефан Новгородец, в 1350 г. ходивший в Царьград поклониться святым местам, описал несколько странноприимниц и больниц Константинополя – приют и больницу преп. Зотика, приют Сампсона Странноприимца (ум ок. 530) между храмами св. Софии и св. Ирины, и больницу при монастыре св. Феодосии вблизи монастыря Пантократора. Самой известной в Константинополе была больница св. Сампсона. Преподобный Сампсон Странноприимец был сыном богатых и знатных римлян. В молодости он получил прекрасное образование, изучил врачебное искусство и с любовью, безвозмездно лечил больных. Однажды тяжело больному императору Юстиниану (527–565) было откровение, что он может получить исцеление только через святого Сампсона. Помолившись, святой дотронулся до больного места рукой, и император получил облегчение, а вскоре совсем выздоровел. В благодарность он хотел наградить целителя золотом и серебром, но святой отказался и просил Юстиниана построить странноприимницу и больницу. Император охотно выполнил просьбу. Известно, что император Юстиниан построил и много других лечебниц. Так, византолог Дюканж в своей работе Historia Byzantina, II, Constantinopolis Christiana перечисляет 35 подобных учреждений в Городе. Что касается св. Сампсона, весь остаток своей жизни он посвятил служению ближним. После кончины он был погребен в церкви святого мученика Мокия. У гроба святого Сампсона, по имеющимся сведениям, совершались многочисленные исцеления. Его странноприимный дом и больница оставались открытыми, и святой не оставлял свои заботы о страждущих. Он дважды являлся к нерадивому работнику больницы и укорял его в лености. По просьбе почитателей святого Сампсона странноприимница была превращена в церковь, а рядом с ней было построено новое здание для приема странников. Вовремя сильного пожара Константинополя пламя не коснулось странноприимницы святого Сампсона; пролился сильный дождь, который потушил пожар. Больница св. Сампсона просуществовала с IV по XIV вв. Император Юстиниан расширил ее и превратил в крупное специализированное медицинское учреждение, осу-ществлявшее как амбулаторное лечение, так и стационирование больных. Должность «архиатра» (главного врача) существовала еще в античности. Юстиниан перевел таких врачей из муниципального ведомства на бюджет больниц. Главный врач подчинялся лишь директору больницы, ксенодоху, и имел в подчинении целый штат обычных врачей, служащих и медбратьев [3, c. 27–28]. Должность главного врача была достаточно важной, и он участвовал в официальных императорских церемониях [6, c.183]. Как профессиональное медицинское учреждение с несколькими видами специалистов описывалась, к примеру, больница монастыря Вседержителя (Пантократора), которую основали император Иоанн II Комнин и его жена Ирина, дочь короля Венгрии, в Константинополе между 1118 и 1137 гг. В монастырский комплекс входили церковь, библиотека, больница.

Типикон (устав) монастыря говорил о больнице с 5 палатами, включая хирургическую и женскую, для психических больных (в основном, эпилепсия), офтальмологическую, а также отделение для амбулаторных больных. Общее число мест достигало 50. Больница имела постоянный штат врачей-специалистов (хирургов, повитух) и их помощников, которые работали в две смены, чередовавшиеся через месяц. В каждом отделении было по два врача, которые принимали и приходящих больных. Врачи получали жалованье деньгами и продуктами, пользовались бесплатным жильем и монастырскими лошадьми, ноне имели права частной практики без специального разрешения императора. При больнице работала школа для обучения врачебному искусству. Предусматривалось отопление, освещение, постельное белье, а также помещения для купания и туалеты. При монастырях строились бани. Баня была местом врачевания: врачи предписывали больным баню 1–2 раза в неделю (в зависимости от заболевания) [3, c.153]. Кроме того, нужно отметить, что государство учитывало важную роль монастырей в деле просвещения и благотворительности, и византийские монастыри пользовались различными податными льготами, а также зачастую получали от правительства регулярные денежные вспомоществования. О таких ежегодных вспомоществованиях, называемых σολέμνια, ценные сведения сообщает «Податной устав» [1, с. 69]. Согласно Corpus juris civilis («Свод гражданских правил») Юстиниана, богоугодные заведения находились в ведении местного епископа и, как правило, были при монастырях. Кроме того, в Константинополе многие приюты находились непосредственно в ведении государства (например, так называемый «Старый императорский дворец») [2, с. 85]. В четвертой части «Свода…» – «Новеллах» говорится о приоритете благотворительности и народного блага, что выражается, прежде всего, в заботе о наиболее слабых элементах. Так 74-я новелла говорит о служении людям как о задаче императорской власти; новелла 77 говорит о том, что заботу императора составляет благоденствие вверенных ему людей. В новеллах 80, 85, 148 читаем об ограждении подданных от всякого вреда и о доставлении им всякого блага, как о задачах, лежащих на государственной власти. Таким образом, в основу деятельности государственной власти кладется промышление о подданных (pronoia). Новелла 81 говорит, что забота эта имеет своим предметом общую пользу и благоденствие государства. В заключение можно сделать вывод, что благотворительность в Византии была признанным общественным идеалом, которому старались следовать все слои населения, но наиболее она проявлялась в сфере медицины, образования, монастырского социального служения, в различных государственных социальных программах, и действовал этот идеал на протяжении всего тысячелетнего существования Византии.

Список литературы:

1. Острогорский Г. А. К истории иммунитета в Византии. // Византийский Временник.— М., 1958. -№ 13.

2. Constantelos D. J. Byzantine Philanthropy and Social Welfare.— Athens, 1986.— 282 p.

3. Miller T. S. The Birth of the Hospital in the Byzantine Empire.— Baltimor, 1985.— 325 p.

4. Miller T. S. The Legend of Saint Zotikos according to Constantine Akropolites // AnBoll.— 1994.— Vol. 112. -P. 339–376.

5. Miller T. S. The Orphans of Byzantium. Child welfare in the Christian Empire.— The Catholic University of America Press, 2003.— 345 p.

6. Oikonomides N. Les listes de prйsйance byzantines des IX et X srncles.— Paris — 1972.

7. Ostrogorsky G. History of the Byzantine state.— Oxford: Blackwell, 1956.— 602 p.

8. Oxford Handbook of Byzantine Studies.— Oxford: Oxford University Press, 2008.- 1022 p.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Основные разделы сайта

Об участии верных в Евхаристии

Evharistiya Vizantiya XII v intro 1853 февраля 2015 года на Архиерейском Совещании Русской Православной Церкви был одобрен документ «Об участии верных в Евхаристии», разработанный Межсоборным Присутствием. Подробнее

Вспоминая отца Андрея...

Радио "Град Петров"

«Сервис скачиваний» радио «Град Петров»

zip Arhiv200На сайте радио «Град Петров» открыт новый раздел под названием «Сервис скачиваний».

События Новости Объявления

Расписание на июнь 2017 года…

Выставка «Искусство Великого Новгорода эпохи святителя Макария» в Русском музее…

Православные посты и праздники на «Сервисе скачиваний…

Расписание на май 2017 года…

Новая версия приходского сайта…

Последние публикации на сайте

Расписание на июнь 2017 года…

Выставка «Искусство Великого Новгорода эпохи святителя Макария» в Русском музее…

Православные посты и праздники на «Сервисе скачиваний…

О Пасхе Христовой на «Сервисе скачиваний…

Расписание в Страстную Седмицу…

Колонка настоятеля

Степанов Александр, протоиерей, «По стопам Святой Анастасии. Опыт социального служения православного…

Катехизация как основа общинной жизни…

Степанов Александр, протоиерей, «Продолжение традиций церковного милосердного служения св. прав. Иоа…

Протоиерей Александр Степанов: «Я в тюрьму раз сходил – и всё, увяз…

Степанов Александр, протоиерей, «Катехизация как основа общинной жизни». Доклад, прочитанный на конф…

Протоиерей Александр Степанов «Три праведных пресвитера…

Свв блгв кнн Феодор, Давид и Константин Ярославские

Синодальное подворье Ярославских архиереев

Knyazya

Свщмч Иоанн (Поммер), архиеп. Рижский

Частица мощей в антиминсе храма св Анастасии

Svshmch Ioann

Св прпмц Елисавета

Больничный храм

Elisaveta

Библиотека. Последние поступления